20 Сентября 2019, Пятница, 8:22

06.08.2019 10:41

В России насчитали более 1 млн молодых поклонников АУЕ

Молодежная субкультура «АУЕ»

Эксперты заявляют о беспрецедентном росте популярности среди молодежи криминального движения «Арестантский уклад един».

Идеи движения «Арестантский уклад един» (АУЕ) оказались близки для шести миллионов пользователей соцсетей, один миллион из которых это дети и подростки. Такие данные приводит Life со ссылкой на закрытое исследование компании «Крибрум» за 2018 год.

Уголовная субкультура АУЕ, являясь отголоском 90-х годов, полностью копирует правила и понятия криминального и «воровского» мира. Как и у взрослых, у малолетних приверженцев АУЕ есть свои «авторитеты», которые «решают вопросы», проверяют соответствие поступков малолеток блатным понятиям, выносят вердикты, казнят и милуют.


В группировках есть свой «общак», который пополняется за счет добровольных, а чаще принудительных взносов. Иногда средства из него также идут и на «грев» взрослых колоний. При этом в некоторых регионах России группировки АУЕ формируется уже в младших классах. По данным экспертов, каждый второй ребенок может находится в зоне риска, подвергаясь обработке «черной масти», которая целенаправленно разрушает базовые ценности подростков, толкая их на криминал в реальной жизни. 

Также, как и взрослые банды, группировки малолетних адептов АУЕ пытаются взять под контроль не только отдельные учебные заведения, но и целые районы, обкладывая данью школьников и подростков. Неугодных ждет жестокая расправа. Как пишут в соцсетях преподаватели, попавшие под травлю АУЕ дети вынуждены не просто уходить из школ, но и переезжать в другие районы. Борьба с представителями криминальных банд родителей, как правило, ни к чему не приводит. Поэтому большинство школьников просто подчиняются правилам АУЕ, чтобы избежать насилия. От действия криминализованных подростков страдают и учителя, которые не в силах справиться с ними. 

По словам коррекционного педагога Вероники Борисовой, педагоги оказываются заложниками ситуации, так как ограничены рамками в общении со школьниками, переступать которые нельзя. Зато этих границ нет у детей, чем они и пользуются. В интернете множество роликов, где в учителя прямо на уроке кидают предметы, оскорбляют или даже бьют. При этом руководство школы не всегда принимает адекватные меры, что только способствует укреплению позиции ауешников.


Модная куртка Тимати

26 июля в Железнодорожном районе Екатеринбурга нападение на продавца в магазине игрушек совершили двое второклассников (!), вооруженных пневматическим пистолетом. Продавщица смогла дала им отпор. 

В Нижнем Новгороде малолетние бандиты избивали прохожих и стреляли в них из пневматических и травматических пистолетов. При этом полиция, как писали пользователи социальных сетей, до последнего не принимала жалобы горожан, поскольку возраст нападавших колебался от 10 до 15 лет. Главарь этой банды совсем недавно вернулся из исправительного учреждения, поэтому вполне может считаться рецидивистом.

Пользователи соцсетей отмечают, что к преступлениям все чаще привлекаются подростки младше 13 лет, которые не попадают под уголовную ответственность. Исправительная колония для несовершеннолетних на срок от шести месяцев до полутора лет грозит лишь достигшим 14 лет. 

Свое распространение это криминальное движение получило благодаря популяризации «воровской» романтики в интернете. Особенно активно субкультура АУЕ распространяется сейчас в Забайкалье, когда многие «авторитеты» стали выходить из колоний и пробовали заново собирать молодые «бригады». Ранее малолетних членов без какого-либо опыта — спортивного или профессионального, а тем более военного — в криминальные ряды охотно принимали только в 90-е. Однако сейчас подростки самостоятельно формируют криминальные сообщества, черпая большую часть подробностей о «воровской» жизни из интернета.

Следующий этап — воспитательные колонии, куда можно угодить за реальные преступления. Там подростки получают новые знания и выходят уже заматерелыми преступниками.

Как рассказал глава компании «Крибрум» Игорь Ашманов, лишь небольшая часть пабликов о молодежной криминальной субкультуре коммерческая, остальные — реальные. 


Игорь Ашманов

Если в Москве и Питере их владельцы морочат подросткам головы блатной романтикой, чтобы продавать одежду с соответствующей символикой, то, например, в Челябинске это реальные группы, большая часть состава которых находится за пределами Сети. Там они готовы на криминал — отнимать деньги, устраивать уличные драки, — сказал Ашманов. По его словам, динамика прироста составляет около 30% в год. Активных пользователей в таких пабликах на порядок меньше, обычно их количество колеблется в рамках до 20%. Кроме того, нужно понимать, что в группах деструктивной направленности первые два слоя — публичные. Далее подростков уводят в закрытые паблики. По мнению аналитика, большинство этих групп создаются профессиональными манипуляторами. То есть это не подростки собрались поговорить об уголовной романтике, это не самодеятельность, — заявил Ашманов.

Их успех кроется в быстрой вовлекаемой детей в интернет-сообщества и различные паблики. По словам психотерапевта Анны Басовой, у современных детей фактически утрачена неформальная культура общения. Раньше они социализировались при помощи игр во дворах, сейчас же на улице вы не встретите ребенка без сопровождения взрослых. И что делают родители? Даже в поликлинике, когда пятилетний ребенок, ожидая визита к врачу, начинает капризничать, мама дает ему телефон с мультиком или компьютерной игрой. Поэтому, по ее словам, при таком воспитании предоставленные сами себе подростки с телефонами часто ищут поддержку не у близких и друзей, а в соцсетях.



Связанные новости




Возврат к списку